Как победить рак и радоваться жизни – исповедь выжившей

Слушая рассказ Елены Нижник, пережившей рак яичников, невольно вспоминаешь фильм «Невезучие». Вопреки множеству нелепых и ужасных стечений обстоятельств, замешанных на человеческой халатности и циничности, Лена вырвалась из лап болезни и уже год находится в ремиссии. Живет и радуется жизни. Женщина поделилась своей историей в надежде, что это поможет кому-то выжить. В то же время Лена нуждается в финансовой поддержке, поскольку живет и лечится на скромную пенсию инвалида.


Мама Лены умерла в 47 лет от рака, в связи с чем у нее развилась онконастороженность. Каждые три месяца Лена проходила обследование в районной поликлинике, чтобы убедиться, что здорова. Карточка с результатами обследований была у нее на руках.


Что спровоцировало диагноз


Однажды у Лены появилась шишка на груди размером с куриное яйцо, и районный маммолог направил женщину на консультацию в Онкоцентр на Верховинную. Там сделали биопсию, провели гистохимическое исследование, это оказалась гнойная киста. Тогда Лене назначили препараты, которые регулируют гормональный фон, — капли Тазалок и таблетки Квинол.


— Я рассказала онкологу на Верховинной и о том, что у меня киста на яичнике, и про болезнь мамы, поэтому спокойно следовала ее рекомендациям. Шишка на груди рассосалась, но в то же время случился сбой месячных, я испугалась и перестала принимать эти препараты, хотя их назначили на три месяца, а прошел только один, — рассказывает Лена.
Вскоре после описанных событий, в апреле 2015 года женщина почувствовала себя плохо — начали болеть желудок, печень, поджелудочная. Списав боль на обострение панкреатита, поскольку желчный пузырь у нее был давно удален, Лена направилась в поликлинику. Терапевт и гинеколог ничего тревожного у нее не нашли, а вот на УЗИ обнаружили асцит (скопление жидкости в брюшной полости).


— Жидкость давила на внутренние органы, поэтому и начались боли, — рассказывает Лена. — Киста, которую у меня наблюдали в поликлинике, выросла за полтора месяца с последнего визита с 3 мм до 13 см. Хочу отметить, что я не была перед этим на море, не ходила в солярий или в сауну, а потому совершенно уверена, что гормональный сбой спровоцировал прием назначенных на Верховинной препаратов.


Чудеса в поликлинике


Заведующая отделением, к которой отвела Лену УЗИ-диагност, неожиданно отказалась выдавать направление в онкодиспансер до понедельника, сославшись на то, что формально находится в отпуске и не имеет на это права. Дело было в пятницу.


Когда в понедельник Лена вернулась в районную поликлинику за направлением в Онкоцентр, там начали выяснять, кто последним ее смотрел из врачей, и искать виноватого. Более того, саму больную обвинили в том, что она отказалась от госпитализации. Однако на руках у пациентки была карточка, в которую были вложены результаты УЗИ, анализы и цитологии, которые Лена делала каждые три месяца. Эти результаты свидетельствовали, что совсем недавно с ней было все в порядке.


— Закончилось все тем, что в одном из кабинетов у меня под благовидным предлогом забрали карточку, а когда вернули, я обнаружила, что страницы с последними результатами УЗИ, анализами и цитологией вырваны, а вместо них вклеены новые листы, на которых написано, что якобы я была на приеме, меня якобы направляли на госпитализацию и якобы я отказалась. Дело было в Первой центральной поликлинике Троещины, расположенной на улице Закревского. Я не поверила своим глазам – как же так, я ведь каждые три месяца проходила осмотры, я очень трепетно следила за состоянием своего здоровья, с чего бы отказываться от госпитализации, если со мной что-то не так? Но доказать им что-либо было невозможно.


Ужасы Онкоцентра


В Онкоцентре на Верховинной Лену направили на обследование перед госпитализацией, которое заняло две недели, поскольку все и везде оказалось по записи. За это время ей стало совсем худо. Женщина буквально приползла к заведующей отделением, куда ее планировали госпитализировать, с просьбой разрешить сдать оставшиеся анализы, лежа в больнице. Дело было в первых числах мая, в разгар праздников. Как часто бывает, это послужило причиной невнимательного отношения к больной и привело к серьезным осложнениям ее состояния.


— В день госпитализации мне пробили живот и вывели трубочки, в которые стекала собравшаяся жидкость, — продолжает свой рассказ Елена. — Я пыталась выяснить у заведующей, что со мной будет дальше, говорила, что отблагодарю, но это мне не помогло. Я пролежала там 10 дней, в течение которых из меня просто вытекала жидкость в бутылки, мне не ставили никаких капельниц, не давали никаких лекарств. Иногда делали обследования – брали жидкость на анализ, из кисты шприцем брали пункцию. Ни один материал по гистологии не показывал наличия онкоклеток.


Пока думали да решали, что дальше делать, состояние Лены продолжало ухудшаться. Как выяснилось позже, из организма вместе с жидкостью вытекали жизненно важные вещества. Упал гемоглобин, упало давление до 80 на 40, вырос пульс до 120, и женщина стала постоянно терять сознание. В один из дней, когда Лене было особенно плохо и температура поднялась до 38 градусов, врачи сделали ей УЗИ и, убедившись, что киста на месте, неожиданно… выписали.


— Из последних сил я доползла до кабинета заведующей отделения и спросила: «У меня что, настолько все плохо, что вы меня, как собаку, выбрасываете на улицу?» А она ответила: «Вы падаете в обмороки, мы не можем вас оперировать в таком состоянии». Она поняла, что не уследила за ситуацией, и спокойно отправила меня умирать от греха подальше, — уверена Елена.


Халатность или преступный умысел?


На следующий день Лена уже лежала в районной больнице на Попудренко. В документе, который ей дали на Верховинной, было сказано, что ее выписали по месту жительства для стабилизации состояния. Однако в нем отсутствовала информация, что с ней делали в Онкоцентре, и не было приложено ни одного результата анализов. Чтобы разобраться в ситуации и понять, от чего спасать больную, врачам пришлось передать на Верховинную с мужем Лены официальный запрос с печатью – иначе информацию о пациентке предоставлять отказывались.


Когда пришел ответ с Верховинной, выяснилось, что больной не ставили жизненно необходимых заместительных капельниц, из-за чего все могло закончиться фатально. Десять дней она пролежала на Попудренко под капельницами, за это время голова стала кружиться меньше, и Лена поехала назад в Онкоцентр. И тут чудеса продолжились.


— Когда я вернулась в Онкоцентр, оказалось, что моей карточки нет — ее «потеряли»! Это подтвердило мои подозрения, что допущенную халатность пытаются скрыть любой ценой. Но это еще не все. Когда меня выписывали с Верховинной, из меня вытащили трубки, которые обеспечивали отток жидкости, и заклеили дырку на животе. В итоге, пока я лежала 10 дней в районной больнице, жидкость снова скопилась, а рана заросла, и когда я вернулась в Онкоцентр, врачам пришлось заново пробивать мне живот. Естественно, я никому не предъявляла никаких претензий, потому что боялась, что меня снова выкинут – ведь у меня нет ни связей, ни денег на частные клиники, а жить хотелось очень сильно.


Операция и химиотерапия


К счастью, новая лечащая врач, которую назначила Лене заведующая, оказалась доброй и внимательной. Она объяснила, что операцию делать страшно, но не делать еще опаснее. У больной держалась высокая температура, но при этом не было понятно, что ее вызывает. В Онкоцентре собрали консилиум и решили, что оперировать будут две бригады врачей под руководством заведующей отделением.


Операция, посреди которой в коридор выбежал анестезиолог и сказал мужу Лены срочно бежать в аптеку за дополнительным пакетом лекарств, длилась 5 часов. Иммуногистохимия показала рак яичников 2-й стадии. Около недели Лена отходила от операции, а когда стала на ноги, ее выписали и назначили шесть курсов химиотерапии.


Капельницы после всего пережитого давалась ей очень тяжело, вплоть до периодической госпитализации по «скорой». Лена похудела с 56 до 39 килограммов. Ей уже хотели отменять химию, но женщина сумела найти выход, вспомнив, как хорошо набирали вес ее внуки на детском питании. Включила его в рацион, вес стабилизировался, и лечение продолжилось.


Оплата лечения


Когда женщина заболела, денег в семье не было. Все их имущество составляла трехкомнатная квартира на Троещине, в которой проживало 8 человек – Лена с мужем, сын и дочь со своими супругами и маленькими детьми. Муж накануне описываемых событий сам серьезно заболел, перенес спонтанный пневмоторекс – у него лопнуло легкое. Мужу сделали две операции, на третью нужно было около 150 тысяч гривен, которых в семье не было, работать он был не в состоянии, и тут заболела Лена. Сколько денег понадобится на ее лечение – было неизвестно.


— Я была против продажи квартиры и не знала, что делать. Дети настояли, чтобы я бросила клич в соцсетях с просьбой помочь. Я в то время была зарегистрирована только на Одноклассниках и написала там статус, что у меня беда, лежу в больнице и очень нуждаюсь в помощи. Как ни странно, мне начали активно помогать. Присылали деньги знакомые и незнакомые, очень помогли друзья из России, где я жила и училась до седьмого класса. Помогли прихожане двух киевских православных церквей, где подруги дочери с разрешения администрации вывесили информацию обо мне и номер моей карты.


С миру по нитке – собралась какая-то сумма, тем временем из квартиры было продано буквально все – мебель, вещи, магнитофоны, телевизор, посуда, книги. Не секрет, что в больницах нет даже элементарного – шприцов, перчаток, пластырей, не говоря уже о более дорогих материалах. Все нужно покупать самому. Кроме того, больному нужно очень хорошо питаться, иначе результаты анализов не позволят продолжать лечение. Нужны продукты, которые в повседневной жизни далеко не каждый может себе позволить ежедневно, – парная телятина, красная рыба, икра, гранаты.


Операция, химиотерапия, анализы, питание, поездки в больницу и обратно на такси – все это стоило немалых денег. И весь год, который продолжалось лечение, Лена жила за счет помощи, которую ей присылали небезразличные люди. После окончания химиотерапии женщина поблагодарила всех, кто ей помогал, и остановила сбор средств.


Трудности при получении инвалидности


Прошло уже два года после операции. Лена вылечилась, и пережитый кошмар кажется страшным сном. А ведь еще недавно она думала, что из сложившейся ситуации нет выхода!


За это время Лена многое узнала о своей болезни, изучила вопрос в Интернете, а еще нашла в соцсетях группы взаимопомощи для онкопациентов. Именно там женщине объяснили, какие права ей дает перенесенное лечение.


— После окончания лечения я оформила группу инвалидности, на тот момент это было 1097 гривен, теперь это 1312 гривен. Сейчас я живу на эти деньги, их не хватает, поэтому думаю искать подработку, — рассказывает Лена. — Когда я первый раз попала на МСЕК, мне дали вторую группу инвалидности. В следующем году мне по закону должны были дать третью группу пожизненно, и вдруг председатель комиссии, изучив мои документы, говорит: «Поздравляем, вы совершенно здоровы, снимаем с вас инвалидность». Я чуть в обморок не упала – как это я здорова, если мне столько всего вырезали? Как выяснилось, в заключении с Верховинной было написано, что мне удалили… только правый яичник. А результаты КТ по дороге из поликлиники на МСЕК потеряли. Просто мистика какая-то с этими документами!


Хорошо, что Лена к тому времени уже знала свои права и объяснила членам комиссии, что у нее в феврале этого года была последняя химиотерапия, а значит, ей обязаны на год продлить инвалидность. Только благодаря этому в прошлом году ей дали третью группу на год. К следующей комиссии женщина готовится очень тщательно в надежде получить наконец третью группу пожизненно.


Лена акцентирует внимание, что принять болезнь и научиться жить с диагнозом ей помогли девочки из тематической группы взаимопомощи в Фейсбуке. Сейчас женщина уже настолько окрепла психологически, что читает об онкологии за чашечкой чая и поддерживает своими советами других женщин, которые только начинают лечение. А ведь еще два года назад она теряла сознание от ужаса, изучая информацию о своей болезни и прогнозы.


Чтобы показать, что есть жизнь после диагноза, Лена приняла участие в фотовыставке «Без розовых очков». Съемки организовала одна из новых подруг, руководитель фонда «Рожева стрічка України» Ольга Фещенко. С черно-белых портретов на зрителя смотрят красивые сильные женщины, совершенно не похожие на онкобольных. Выставка перемещается по городам Украины и направлена на преодоление канцерофобии (панической боязни рака) в обществе.


— Участием в этой выставке я хотела показать другим людям и самой себе, что рак – это не приговор, что есть жизнь после диагноза. Что не стоит складывать руки, а нужно бороться, чтобы потом жить долго и счастливо. Это не пустые слова, я ведь общаюсь со многими девочками и вижу, что люди живут с диагнозом по многу лет и поддерживают своим примером других. Живут полноценной жизнью. Открывают в себе новые способности. Да, нужно пройти сложный период, но это не конец! Надо себя взбадривать, искать поддержку, искать ресурсы. Не думайте, что помогают только молодым и красивым – помогают тем, кто ищет возможности. Поэтому если вы или кто-то из ваших близких заболел, не отчаивайтесь. Ищите группы взаимопомощи по названию своего заболевания в соцсетях, и там вам подскажут, как действовать, чтобы не совершать ошибок.


Напоследок Лена попросила читателей по мере возможностей поддержать ее финансово. Женщине нужно пройти контрольное обследование, которое стоит как несколько ее пенсий вместе взятых и которое она без нашей помощи в полном объеме не сможет себе позволить.


«Обозреватель»


Ключевые слова:
neboley.com

Читайте также:

Добавить комментарий